Open.
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
00:12 

[Когда мир заполнен звуками...

Знаете, каждое утро я просыпаюсь с маленьким
желанием - сочинить большую музыку...
И что-то подсказывает, что вот еще несколько
шагов - и случится нечто, что перевернет мое
мышление, из года в год строящееся словно
пирамида из кубиков заботливыми педагогами.
В такие моменты даже кажется, что я - это я...

01:06 

Бом.

Что-то отзывается грустно-доброе внутри,
как колокол гудит и радуется всему и всякому...
Иногда теряешься в желтых воспоминаниях, или просто
думаешь и мысленно прощаешь. Каждый божий день.
Раз, второй раз, третий...
И никогда не узнаешь, как много врагов в этом колоколе,
который продолжает вибрировать и звать на помощь...
Да. Все слишком запущено...
И люди слишком заняты, заняты, заняты...
Мы заняты чем угодно, только не собою...
Мы слишком одиноки и холодны к окружающему миру,
и нам, очень странным животным, не свойственно, к сожаленью,
прощение. Мы угнетаем всех и себя.
Ненависть бьется об колокол, как бумеранг,
возвращается в наши сердца и разбивает их вдребезги.

Скажи - "Я люблю. Я ненавижу. Я дружу"...
Но имеют ли эти сильные слова
такую же сильную основу и живое, устойчивое дыхание под собою?..
_________________________________

Мы слишком погружены в себя, и оттого слишком поверхностны
в жизни.
Перья на снегу...

Гордость...


Мы боимся запятнать прощением и без того черный снег.

16:22 

Нет

Что-то особенное есть в этой осени...
Она стремительно подкатилась к сердцу
и начала свое шествие с тяжелых акапельных
созвучий, постепенно уходя в тишину.
Она пришла ниоткуда, принеся с собою лишь
пустое прерывистое дыхание...

Я молчу слишком долго.

11:10 

Творческие беспорядки. Часть I.

Мое нынешнее состояние начинает даже вызывать
в некотором смысле опасения...
Я прекрасно понимаю всю суть этого...
Каждый раз, начиная писать что-то новое,
я невольно задумываюсь не о цели написания,
или выплеске собственных эмоций... а о
предстоящем уроке композиции и огромном
страхе - первый раз показывать данный материал.
Я могу просидеть полдня перед инструментом,
но все, чтобы я не написала, все-таки не от сердца...

Таков диагноз ко всему написанному за эти последние две недели...

00:23 

Я люблю быть настроенной по-боевому.
В моем случае это - огромный заряд энергии и сил, которых
хватит на многое музыкальное...


Кстати, завтра я буду пробовать оркестровать
форт. пьесу О. Мессиана "Спокойная жалоба"...

00:12 

Неделя ушла в никуда.
Ушла, даже не помахав мне рукой...
Что ж, придется за ближайшие 3-4 дня наверстывать
упущенное...
Завтра хочу прослушать несколько произведений
С. Губайдулиной. С партитурой.
Желательно, конечно, и Т. Такемитцу, но с этим
будет сложнее...
Либо имеется в наличии партитура, либо диск...
Я согласна, что первое прослушивание возможно
без партитуры. Это - правильное знакомство с
музыкой...
Мы не должны быть полицейскими.
Но вот другой вопрос - учиться оркестровке...
Учиться не по учебнику, а исходя из самой музыки....

17:39 

На оперной студии буду петь 2 арии Керубино, здорово!
Наслаждаюсь сейчас пением Петры Ланг.

10:59 

Ла-ла-ла...

Сегодня мне хочется выпить небо. Выпить так, чтобы аж до слез...
Оно смотрит на меня, безглазое, серое...
И пора выныривать из своих теплых норок, чтобы
отправляться на поиски знаний...
Хотя, я не знаю, хороша ли моя мысль просидеть сегодня
на полуторачасовой лекции неизвестного мне чилийского
композитора (страшно даже представить, на какой смеси языков
он будет это проводить) и сделать все возможное,
чтобы не заснуть или не умереть от тоски...
Вчера мы репетировали "Perfect dream". Оказалось,
сложная вещица: и в плане пения, и в плане ф-но...
Хотя, все-таки мы за эти пару встреч успели больше, чем за несколько
месяцев в другом составе...
Так что, думаю, исполнение данной песни - только вопрос
времени...
Сейчас же морально готовлюсь к написанию струнного квартета...

@настроение: кофейно-утреннее...

13:55 

13 ноября я собираюсь на урок к Арво Пярту.

Наша музыкальная академия выбрала несколько человек,
которым этот чудесный композитор сделает индивидуальный
урок.
Я попала в этот список счастливчиков.
А на урок к нему я принесу хоровую вещь "Молитва иная ко Пресвятой Богородице".

13:41 

Кусочки филе по-автобусному.

Вчерашняя сцена в автобусе:

Сидит девушка рядом, на коленках у нее - лаптоп.
Значит, фильм смотрит. Фильм, в свою очередь,
с закрученным сюжетом "Стрелялки-Убивалки-Морг-Вскрытие".
Во время эпизода со вскрытием у девушки звонит телефон.
- Алле! Привет, мам!... Да?.. Кушать хочу.... А из мясного будет что-нибудь,
да? Котлетки... Ммм... какие?... Вот, отлично!.... Ну, давай, пока!..

На этом разговор заканчивается.
При этом на протяжении всего "мясного" разговора девушка,
не отрываясь, смотрела процесс вскрытия обезображенного трупа.


Я была в ахтунге....

13:45 

Луна мне улыбается и подмигивает...

Все, что ни делается - к лучшему!
На этой неделе в моей жизни было довольно много спорных моментов,
способных достаточно быстро изменить всю мою жизнь...
Однако, по воле случая я встретила в нужный момент и в нужное
время направляющих меня людей в правильное русло...
Знаете, вам, наверно, знакомы мысли, заполняющие и разъедающие
ваше сознание...

Сегодня, жаль, не будет репетиции с дуэтом, а я бы с удовольствием
спела бы песенку про Монстров и разобрала бы еще что-нибудь из
песен с моей пианисткой.
Зато я смогу сегодня от души отдохнуть, почитать Генриха Манна,
изучить оркестровку, и послушать Марию Байо...

13:29 

Утро в стиле Э. По...

Все, что несут нам сон и бденье,
лишь сновиденье в сновиденье...

А сейчас я взялась оформлять в Сибелиусе
свое самое первое хоровое произведение на стихотворение
Э. По (это по просьбе одного знакомого дирижера, возжелавшего
взять в репертуар эту вещь)...

Столкнувшись спустя год с этой вещью (обычно я не
возвращаюсь к раннему творчеству), я поняла, что
очень выросла и развилась...

Сегодня, несмотря на серое небо, безумно пестрое утро...

А вот в качестве бонуса - моя черно-белая фотка,
в тон небу...


12:15 

Люди не меняются...

Который раз читаю романы (на данный момент - испанских
романтиков - Аларкона, Валера, Гальдоса), понимаю, что
абсолютно все сводится к постельным отношениям...
p.s. Мне не нравится герой из писем романа Валера.

16:16 

О наболевшем.

Первый снег сводит меня с ума от счастья...
А еще... я хотела бы... стать птицей и петь свои песни
не от даты к дате, не от урока к уроку, а петь просто так...

Мне тяжело иногда осознавать, что так вот... осознанно, -
пройдет вся моя жизнь. Самое страшное, наверно, осознанно
умирать. Скажите мне, а что же насчет осознанного сочинения
музыки?... Разве не должна я впадать в некий транс и потом не
помнить, что и откуда пришло ко мне из неведомых миров?..
Я просто в последнее время в большом психологическом потрясении.
Мне очень непросто после некоторых, вроде бы, простых вопросов.
Но я сильная, я выкорабкаюсь, не потому, что кто-то или что-то
дало мне встряску, решило этак, полушутя, а потому, что когда-то
мне было гораздо хуже...

02:23 

Это все можно упустить из виду...



Листая страницы заброшенных дневников,
я поняла, как сильно за какие-то 4-5 лет я
разочаровалась в жизни...
Самое страшное, что я до сих пор живу в каком-то
собственном мире, лучше сказать, в своей скорлупе,
из которой мне с каждым годом все труднее выбраться...
И это я ощущаю, каждый раз приезжая в родной город,
где время не торопится подарить энергию и активность
его печальным жителям...
Этот город словно затягивает своих обитателей в сети
пассивного отдыха и пассивного труда, где все слагается
лишь к функциям и отсутствию этих самых функций.
Порой мне даже кажется, что я требую от себя слишком
многого, и этому есть вполне разумные объяснения.
Но, все-таки... Так хочется пробовать и пробовать, а, вдруг,
получится?..
Я словно весы, на одной чаше которых - реальность,
а на другой чаше - волшебный мир грез...
Я бежала от своей романтической души долгие годы,
а, может, именно поэтому сейчас я не чувствую никакого
интереса, чтобы подняться и написать хоть один-единственный
такт музыки?..
Может, мне пора вернуться к своим истокам?...
Может, хватит ждать, когда вырастут длинные волосы цвета льна,
как у той девушки из пьесы Дебюсси?..
И, может, хватит мечтать, что именно этот факт как-то повлияет на
то, что я перестану бояться выходить на сцену, ведь длинные
волосы будут прятать мои плечи...

12:41 

Осторожно: сугробы...

Да, Эстония оказалась неготовой к обильному снегопаду и метели....
Вчера, заранее купив билет в Таллинн, я простояла на остановке в ожидании
автобуса Нарва-Таллинн целый час. При этом на улице было довольно холодно...
Замерзла как суслик, аж зубы стучали... И это только-только после болезни...
Ехали в столицу аж 4 часа (хотя знаю, что это мне еще повезло: некоторые, кто
выехал пораньше, ехали 6 часов подряд), каждые 5-6 км аварии, брошенные машины,
перевернутые фуры, упавшие дорожные знаки и деревья...
Приехали в Таллинн около 11 вечера, в городе во многих местах нет электричества,
машины брошены даже на светафорах, наш автобус чуть не утонул в сугробе,
на дорогах пробки, завалы. Это просто кошмар какой-то...
Каким-то чудом наш автобус доехал до вокзала, хотя на его территорию так и не
попал, там был снежный завал.
В общежитие я шла пешком, хорошо, хоть, живу в центре....
Сегодняшняя лекция, ради которой я вчера отправилась в Таллинн, была
отменена в связи с аварией в здании...
Вообщем, не повезло мне...


[Послесловие.]
А через неделю я ушла на больничный...

22:02 

Характеристика от Яны. Однако, глубоко капнула, в истоки,
так сказать...


Движение,переполох, активность.
Вообще-то, по своей природе я непоседа. В школе мне всегда
было трудно усидеть на одном уроке, особенно в музыкальной
школе, где за пару раз проигрывания я могла написать диктант
или последовательность, а за 2 часа хора успевала выучить все
партии, при этом развеселить всех и оказаться при этом за дверью
за плохое поведение....
Наверно, черты холерика с примесью сангвиника выражаются теперь
и в разного рода деятельности, будь это сочинение музыки или
разучивание очередного романса или арии...

Шопен, ноты, скрипичные и басовые ключи.

С 6 лет я занимаюсь музыкой. Все началось с того, что меня невозможно
было оторвать от фортепиано, поэтому решили мой повышенный интерес
направить в нужное русло и отдать в музыкальную школу, которую я
благополучно закончила в 2003 году и затем поступила в муз. училище, ну
теперь, собственно, учусь в муз. академии. Почему Шопен? Я даже не знаю.
Наверно, в душе я романтик, хотя и не часто это признаю. Ну, а ноты со
скрипичными и басовыми ключами всегда будоражили мое воображение еще
в детстве. В первом классе муз. школы мне настолько понравились "звездочки"
под нотами, что педагог решила-таки дать мне пьесу с использованием педали.
Обычно это уровень уже второго класса. Во всяком случае, в мое время было так.

СейлорМун

И снова привет из детства. Добрый такой, веселый, с двумя желтыми косами и
практически всегда кавайной физиономией. Я не поклонница анимэ, большинство
мультфильмов мэйд фром "Джапаниз" я нахожу довольно затянутыми, злыми и
несвойственными своему мировоззрению. Я бы сказала, противоположными.
Сейлормун - это исключение из правил. Мультфильм, некоторые серии которого
до сих пор вызывают добрые слезы.

Титаник

С песни Силин Дион, прозвучавшей в фильме "Титаник", началась моя история
о множестве групп, в которых я пела, играла, писала, и несомненно, была вдохновителем.
Благодаря этой песне я создала в детстве свою первую группу, где с удовольствием
подбирала известные мелодии и сочиняла к ним тексты на русском языке.
Ну, а что вышло со временем из всего этого, вы, наверно, уже догадались, коли
знаете немного о моей деятельности.

Море, лето, тепло.

Наверно, лучше бы я была русалкой, которая плавает в волнах и бесконечно поет
свои песни. Лето, море, тепло... Может, это и довольно банально, но ничего меня не волнует и не вздохновляет больше, чем вид моря, будь это зимой или летом...

13:58 

О разном.

Я написала первую часть струнного квартета. Только
вот такое чувство, что мое тело в этом не принимало никакого
участия.

Вот случай в жизни великого композитора.
Стравинский писал концерт для скрипки. Уходил
куда-то из помещения, в котором работал и случайно забыл только что
сочиненную партитуру. В итоге он на следующий день просто-напросто
уже не помнил музыку, которую сочинял буквально сутки назад.
Одну часть концерта в итоге он писал дважды. По его утверждению,
если бы ему попалась первая партитура той самой части в руки,
она была бы совершенно не похожа на вторую, после нее сочиненную....

14:01 

М. Мусоргский «Песни и пляски смерти»

«Жизнь, где бы ни сказалась, правда, как бы ни была солона…»


М. Мусоргский



Я часто слышу, что художников, обращающихся к вечной теме жизни и смерти, иногда объявляют упадочными. И как раз о Мусоргском последнего периода давно повелось говорить, как об опустившимся и погибшем авторе. Тема жизни и смерти всегда привлекала человечество, так как первое, я думаю, является чудом, а второе – загадкой. Я сама пишу музыку, и с уверенностью могу сказать, что далеко не каждый композитор чувствует в себе силы и ответственность, чтобы передать в музыкальном творении свое отношение к столь сложным, философским вопросам. Каждый раз слушая «Песни и пляски Смерти», я невольно думаю о том, какой же смелостью необходимо обладать, чтобы воплотить Смерть в жизнь?!

Цикл «Песни и пляски смерти» - высшее достижение Мусоргского в области вокального «театра». Это итог многих его исканий. Странно, но в «Песнях и плясках смерти» я не нахожу роковой судьбы, религиозных символов, грозного мотива «Dies irae». Хотя другие, обычные «устрашающие» приемы – вплоть до появления призраков Смерти, таинственного лунного света – в его цикле сохраняются. А выезд на белом коне Полководца («явилась Смерть») – потрясает меня своим жутким «правдоподобием». Вместе с тем меня не покидает ощущение, что Смерть здесь поступает, можно сказать, вполне реалистично, она и действует, и разговаривает, словно в жизни, «по-человечьи». Мой любимый поэт Эдгар По писал: «В смерти жизнь…». И эта фраза, мне кажется, в чем-то переплетается с идейным замыслом «Песен и плясок Смерти».

Цикл о простых, обыкновенных людях – о матери, теряющей ребенка, об одинокой больной девушке, о пьяном мужичке, об оставшихся на поле боя раненых воинах. Когда я слушаю с упоением оперы Мусоргского «Борис Годунов» и «Хованщина», передо мною возникает история, поворотные в ней события: смерть самодержца всея Руси, самосожжение тысяч раскольников. В вокальном цикле «Песни и пляски Смерти» я бы сказала, не события, а происшествия. Обычно о них пишут на последних страницах ежедневных газет в отделе хроники: умерла больная туберкулезом, замерз пьяный. Мусоргский в своем цикле затрагивает жизнь маленьких героев, и мне кажется, для композитора их жизнь, страдания, боль – тоже события, заслуживающие пристального и сочувственного внимания, достойные искусства!..

Я с сожалением думаю: все четыре смерти, описанные в цикле, - «неестественные», преждевременные, трагические, несправедливые. Я не могу без слез слушать «Колыбельную»: мне невыносимо горько, что смерть безжалостно забирает жизнь ни в чем неповинного младенца.

Надо отдать должное поэту А. Голенищеву-Кутузову, – он создал прекрасные стихи, нашел образы свежие, слова сильные – для всех частей цикла.

Я обратила внимание, что каждый раз, меняя свой облик, надевая новые маски, Смерть обещает людям покой и сладкий отдых. Мне безумно страшно от этой мысли, но ведь она, Смерть, фактически, «помогает» жизни – доделывает за нее то, чего та не успела сделать. Жизнь не смогла помочь матери убаюкать ребенка – смерть взяла это на себя. Больная девушка в жизни не знала счастья любви, а умирает в объятиях рыцаря. Замерзающий пьяный крестьянин в жгучий мороз ощущает тепло июльских дней. Усталые воины обретают покой в могиле.

М. Сокольский рассуждал в статье о «Песнях и плясках смерти», что в понимании Голенищева-Кутузова «смерть – автономная, потусторонняя сила. Земная жизнь лишь приготовление, прелюдия к загробному блаженству». Голенищев-Кутузов был верующим человеком, поэтому иного объяснения к столь смиренному отношению к смерти я найти не могу. У Голенищева-Кутузова Смерть добрая, безобидная…

Мусоргский, в свою очередь, протестует лишь против того, что люди умирают молодыми. Умирают от болезни, спиваются или погибают на войне. Смерть для Мусоргского - я уверена, – зло, беда, в каком бы облике она не являлась. Чтобы «помочь» жертвам, незаметно для них вытолкнуть их из жизни, Смерть прибегает к обману. К обману слабых, сирых…

Это – ложь во спасение. Для Мусоргского в данном случае – доброта смерти фальшивая. Обман!

Реальность и сон, в которых поочередно происходит действие, а так же человек и Смерть обрисованы в музыке Мусоргского одним и тем же методом. Он напоминает мне строки из стихотворения Эдгара По «Сновиденье в сновиденье»:


Все, что несут нам сон и бденье,

Лишь сновиденье в сновиденье…

Да, ты не зря твердила мне,

Что жизнь моя течет во сне…


Вторая действительность существует на тех же равных правах, как и первая. Поэтому я уверена, что герои Мусоргского не жертвы смерти, а жертвы жизни.

Мне кажется, музыка словно добивается осуществления их мечтаний, исполнения желаний. Меня не покидает ощущение, что и девушка из «Серенады», и мужичок из «Трепака» в последние минуты обретают то, чего недодала им жизнь, чего они были лишены того, на что каждый из них имел право. Девушка всю свою короткую жизнь мечтала найти жениха. Но разве это не было естественным желанием? Мужичок запил не потому ли, что всю жизнь его томили горе и лишения? Как же мне больно осознавать, как могли бы быть счастливы эти люди, как мало им надо нужно было для счастья!

Кто виновен в этих несостоявшихся судьбах, в непрожитой жизни героев цикла? Мне кажется, ответа у Мусоргского не найти. Однако самый вопрос этот, невольно возникающий, звучит как обвинительный акт в адрес вершителей судеб маленьких, незащищенных людей. Таков моральный итог, к которому приводит меня композитор.

02:59 

«Если бы я завтра стала учителем пения…»

«Природа весьма проста; что этому противоречит, должно быть отвергнуто»
М. В. Ломоносов.


Часто от инструменталистов я слышу такие слова: «Вокалистам учиться в консерватории – проще всех. Поешь на уроке всего лишь 2 раза в неделю, выучил несколько арий и романсов за год – на этом все. Не жизнь – а сказка просто! Не то, что нам, инструменталистам: занимайся с утра до ночи…».
Я и сама долгое время считала, что вокалисту в стенах музыкального учебного заведения действительно легче, чем, скажем, студенту отделения композиции или фортепиано. Начав заниматься пением профессионально, я поняла, что данное убеждение – ошибочное. Дело в том, что инструмент певца – его тело. Пианисту или скрипачу невдомек, что вся сложность заключается в том, что во время пения механизмы, участвующие в работе, видеть невозможно. Тем более, в процессе пения задействовано множество так называемых «клавиш», функции которых необходимо точно знать, дабы не повредить столь хрупкий инструмент.
Надо помнить о большом количестве деталей, чтобы пение было как можно совершеннее. В работе вокалиста помогает лишь его интуиция и, безусловно, в начале пути играет решающую роль педагог.

Конечно, количество методов обучения постановки речевого певческого голоса к сегодняшнему дню перевалило за многие десятки. Защищены тысячи диссертаций, написаны сотни статей и книг, но петь от этого стали намного хуже, чем во времена Шаляпина. Я думаю, проблема заключается в том, что желающие заниматься вокалом запутались в таком объеме информации и ушли от своей первоначальной цели.
Если бы завтра я стала учителем пения, наверно, я взяла бы за основу несколько правил, которые сегодня использую во время пения сама, и считаю, что они не повредят начинающему вокалисту.

Исходя из личного опыта, я с уверенностью могу сказать, что психологическое состояние и вытекающие из этого последствия очень влияют на формирование вокалиста. Когда я поступила в музыкальное училище на отделение классического вокала, я сразу почувствовала особенную ауру, исходящую от людей, занимающихся пением профессионально. Ничего подобного я не чувствовала нигде раньше. Возможно, я и ошибаюсь, но именно вокалисты лучше других музыкантов разбираются в проблематике психологии, лучше чувствуют свое тело. Именно поэтому, в целом ощущая себя увереннее и комфортнее, они и отличаются от остальных музыкантов. Конечно, все это сугубо индивидуально, но, все-таки, в большинстве случаев я убеждаюсь, что это действительно так.

У вокалиста какой-то свой особенный стержень в душе. Важно, чтобы начинающий певец был открыт к самопознанию, верил в себя и чувствовал, что на многое способен. Начинать заниматься вокалом с мыслью, что ничего не получится, и певец ни на что не годен, даже опасно. Певец должен себя любить, лелеять, ведь его голос – это самый хрупкий и капризный из всех инструментов.

Далее, будучи педагогом, отметив трудности психологические, я перешла бы к трудностям физическим.
Начав сама заниматься вокалом, я поняла, что пока не научусь чувствовать свое тело свободным, гибким и отзывчивым, я никогда не смогу запеть так, насколько действительно способна. Начать заниматься спортом человеку неспортивному крайне сложно. Но, если желание петь действительно большое, то, думаю, это не проблема. К тому же, занятия спортом – верная защита против простуды, кашля и прочих неприятностей, тормозящих процесс развития вокалиста.

Говоря о пении, на первых уроках, конечно, я не пропустила бы такую важную тему, как артистизм. Известные певцы говорят, что артистический талант – это счастливый дар увлекаться и увлекать, находясь на сцене. Зажигаться самому и зажигать остальных.
В этой связи мне на ум приходит известный афоризм Пикассо: «Одни рисуют желтое пятно, а люди верят, что это солнце. Другие рисуют солнце, а люди видят лишь желтое пятно».

Своему ученику я бы рассказала один интересный случай из жизни Ф. Шаляпина. По свидетельству очевидцев на генеральной репетиции «Бориса Годунова» в Париже, когда Шаляпин в роли царя Бориса, еще без театрального костюма и грима, в ужасе произнес:
« Что это там?.. Там в углу!.. Колышется!», - присутствующие в зале испуганно поднялись со своих мест, некоторые даже взобрались на стулья, напряженно всматриваясь в тот угол, куда указывал артист.
Такова была гипнотическая мощь его Искусства, его Личности.

В многочисленных интервью великий русский бас Евгений Нестеренко подчеркивает, что пение и артистический талант предполагает чисто человеческую волю – крепкую, хорошо натренированную. Без нее и нечего делать в пении, да и в любой работе вообще. Вдобавок ко всему он прибавляет способность к труду – звучит, вроде бы, просто и обыденно, а на самом деле все это очень важно.
«Воля и трудоспособность, - говорит Нестеренко, - две стороны одного целого. Одно тут выявляет, обнаруживает себя через другое. Поэтому их разделить невозможно».
Работать, шлифовать свое техническое мастерство надо независимо ни от каких обстоятельств – внешних или внутренних.

Еще один интересный факт стоит знать начинающему вокалисту. Сергей Мигай, знаменитый в прошлом баритон, утверждал, что за всю свою долгую жизнь он только 4 раза пел абсолютно здоровым. Пусть это даже и преувеличение. Верно то, что в оптимальном состоянии, как в физическом, так и психологическом, бываешь нечасто. И ничего тут не поделаешь.

Кстати, во время урока ученику необходимо держать себя в тонусе, не опускать руки, если что-то не выходит. Быть, проще говоря, оптимистом. Учиться пению - процесс весьма длительный, нужны годы, чтобы добиться мастерства. И в случаях отчаяния необходимо вспоминать о том, как трудились выдающиеся мастера вокального искусства.
Они как раз отличаются очень высокой работоспособностью. Например, Маттиа Баттистини. Он, по свидетельству близких, занимался ежедневно, регулярно и помногу.
Даже накануне спектакля, когда по уверениям иных специалистов надо бы поберечь себя, Баттистини не снижал своей рабочей нормы. Не боялся, в частности, пропевать ту партию, которую ему предстояло исполнить вечером, от начала до конца.

Рассуждая об артистическом таланте, я еще раз хочу привести в пример Евгения Нестеренко. Во многих его высказываниях он подчеркивает тот факт, что большие музыканты трудятся обычно очень много. Не жалеют себя. А исполнители пониже рангом обычно недорабатывают. Скорее недодают в занятиях, нежели наоборот.
И прячутся при этом (Нестеренко имеет в виду вокалистов) за успокоительными разглагольствованиями об уязвимости человеческого голоса, легкой ранимости его, необходимости тщательного ухода за своим горлом.

« Обратите внимание, - пишет Нестеренко, - на парадоксальное явление. В мире сейчас как никогда много прекрасно обученных пианистов, скрипачей, виолончелистов…
Что же касается певческого искусства, то здесь картина иная. Сильных в профессиональном отношении вокалистов стало, мне кажется, даже меньше, чем было раньше. Большинство певцов выходит на сцену недостаточно подготовленными технически, они не уверены в себе, и это заметно по их исполнению. Страдает, естественно, и художественная сторона дела. О каком образе, о какой интерпретаторской концепции может думать артист, если он не знает, выйдет ли у него трудный в вокальном отношении пассаж…»

Евгений Нестеренко убежден: настоящий талант такого себе не позволит.

Рядом с артистизмом стоят, я думаю, выразительность и интонация. Я знаю, что некоторые педагоги считают правильным начинать первые полгода/год заниматься с учеником только над постановкой голоса, не обращаясь к песням, романсам или ариям. Я считаю, это в корень неправильно. Необходимо в совокупности подходить к вопросам пения. Развивать в ученике воображение, творческий подход, верные ощущения своего героя, замысел композитора, в конце концов!..
Ведь математическая верность в музыке и самый лучший голос мертвенны до тех пор, пока математика и звук не одухотворены чувством и воображением. Искусство пения нечто большее, чем bel canto...

Индивидуально-безликий исполнитель, то есть копировщик, ремесленник, всегда стремится передать с мертвенной «точностью» форму произведения. Исполнитель-художник воплощает не только форму, но и живую динамику, наполняя его жизненным современным содержанием.

Важность последней задачи прекрасно понимал великий певец Ф. Шаляпин. Он связывал создание исполнителем реалистического образа (в том числе и исторического) со знанием жизни. Он говорил, что артист должен «в музыке, в тексте и сценической ситуации произведения найти все черты образа, а затем, используя свое знание жизни и интуицию, воплотить характер, то есть найти его реальное выражение».



Чаще всего в последнее время, если певец хоть как-то прокукарекает верхнее ДО, то это и будет ему пропуском на сцену. А что его слушать невозможно, то это никого не интересует. Важно, что все ноты взяты. Ученику необходимо улавливать разницу.

Очень хочется обратить внимание на развитие певца как личности. Я думаю, что если он равнодушен к прекрасному, если он не интересуется ничем, кроме своего ремесла – он творчески бесперспективен. Ничего путного из такого вокалиста не выйдет. Духовное обмеление – страшная вещь!

Конечно, это утверждение относится абсолютно ко всем: как к певцам, так и инструменталистам. Чтобы передавать в музыке отражение нашего мира, необходимо знать его во всем многообразии, многогранности. В независимости от инструмента черты формирования музыканта на первых порах (будь он пианист, либо певец) одинаковы. Разница лишь в том, как устроен инструмент, и какой подход здесь требуется.

Я уже писала ранее о том, что вокальных методик и учений создано великое множество. Когда-то обратившись сама к учителю пения с вопросом о том, что следует почитать перед поступлением на вокальное отделение, какую вокальную методику изучить, я очень удивилась ответу: «Не стоит читать книгу на данную тематику. Необходим индивидуальный подход к себе, своему голосу. Вокальная методика, написанная тем или иным известным певцом – это способ, который удобен конкретно ему, но этот самый способ может быть опасным для другого».

Спустя время, немного разобрав на практике, во время пения, механизмы работы того же дыхательного аппарата и резонаторов, я поняла кое-какие моменты, которые наверняка объединяют все разработанные некогда вокальные методики. Не хочу показаться максималистом, но нам раз и навсегда надо уяснить себе, что природа все создала идеально правильно. Просто нам не надо нарушать ее законы и творения. Напомню эпиграф к эссе: «Природа весьма проста; что этому противоречит, должно быть отвергнуто» - М.В. Ломоносов.
В процессе пения все должно быть естественно: никаких неудобств, никаких неприятных, болевых ощущений, зажатых, неуверенных звуков.
В процессе пения мы приходим к двум основным понятиям: голос и дыхание.

Если обратиться непосредственно к определению, что такое голос, и с какой целью
природа создала его, ответ последует простой: голос - это сигнальная информационная функция вида.

Дыхание, в свою очередь, главная функция жизнеобеспечения организма. Пять минут без дыхания и человека нет. Голос я хочу дополнить, это, прежде всего, видовая и единственная информационная функция жизнеобеспечения, выживания всего вида. В самом деле, как вид, популяция, строят стратегию выживания? В первую очередь с помощью звуковых сигналов. Борьба за продолжение рода всегда начинается со звуковых сигналов и чаще всего дело до поединков не доходит. Оповещение об опасности, начале других совместных действий тоже производится с помощью голоса. Итак голос и дыхание природа соединила вместе в одном органе, в очередной раз доказав свою мудрость. Она, по сути, дала главную подсказку: голос той же природы, что и дыхание. Все это свидетельствует об огромной важности голосовой функции, её надёжности, долговечности и зависимости от законов дыхания.

Меня в последнее время особенно интригует один факт: новорожденный младенец, не имеющий силы даже поддержать свою головку, издает такой чистый и сильный звук, что повергает в недоумение не только своих родителей, но и специалистов по вокалу. Этот факт вокальной наукой почему-то стыдливо обходится стороной. Такая же картина наблюдается и при обучении пению; особенно показательны случаи у незнающих нотной грамоты. До обучения пению - прекрасный, льющийся голос, после обучения - почти полная его потеря.
Непонимание природы образования звука кидает вокальных педагогов из стороны в сторону в поисках «золотого ключика», который видится в изобретении всё новых и новых приёмов и школ.

Нужны ли эти приемы или нет, я не могу пока сказать, но, однозначно, стоит наблюдать за звукообразованием у животных. Ведь природный звук носит протяжный, не фиксированный характер. Скажем, у коров. По возможности надо даже как-то пытаться мычать, рычать, лаять. Мне кажется, это не только раскрепощает, но и дает положительные результаты в поиске звука и дыхания.

Я не ставила перед собой задачу писать в эссе о построении горла, анатомии, возникновении звука. Бесспорно, это очень важные темы, требующие пристального внимания и серьезного подхода.
Я занимаюсь вокалом всего второй год. Но, если бы машина времени перенесла меня внезапно на десятилетие вперед, и мне пришлось бы по воле судьбы вдруг стать учителем пения, подытожив все свои знания и небольшие умения, я бы посоветовала своему ученику никогда не останавливаться на достигнутом, трудиться, не покладая рук, ходить на концерты, изучать записи великих мастеров, прислушиваться к себе, к своей интуиции, постоянно изменять то, что уже как будто вылилось в вполне художественную форму…
Конечно, своему ученику я бы рассказывала множество историй из жизни великих мастеров вокального искусства. Ведь талант – это один процент, остальные 99 – труд. У великих певцов тоже не все удавалось с первого раза, многие из них переучивались, сталкивались с огромными трудностями в достижении своей цели. И во многих интервью они об этом смело говорят.

Мир Музыки скрывает множество тайн, проникнуть в которые или даже приблизиться к пониманию их сути не поможет ни самое что ни на есть богатое воображение, ни строгий научный анализ. Быть педагогом именно в области пения, мне кажется, сложнее всего.
Перед учителем стоит ответственная задача: раскрыть творческий потенциал своего ученика-вокалиста, не загубить на первом этапе его данные, найти для него безупречную индивидуальную систему. Быть может, поэтому я часто слышу от многих певцов из музыкального училища или академии о том, что они, по возможности, будут избегать педагогическую деятельность.
В завершении хочется добавить, что самое главное в процессе пения, это вера в себя и надежда на лучшее.
Есть один античный афоризм, который можно трактовать по-разному. Но особенно интересно он звучит как призыв к певцу:
«Пока дышу, надеюсь…»

Нотная тетрадь

главная